“Окончательный диагноз”

Вторник, 29 марта 2005 г.
Рубрика: Новости и события
Метки:
Просмотров: 1582

Не совсем приятные ощущения у рядового человека вызывает профессия патологоанатома. В воображении появляется морг, препарирующийся труп и врач с окровавленными руками. Такое отношение, конечно, обижает высококвалифицированных медицинских работников. Ведь немногие знают, что очень часто и патологоанатомы принимают участие в лечении больных. Именно от их знаний в значительной мере зависит выбор метода лечения. Во всем мире специальность патологоанатома считается одной из самых престижных. Чтоб получить ее, нужно после дипломного образования дополнительно учиться еще четыре года. Чем занимается патологоанатом и которая вообще его функция, рассказывает доцент кафедры патологической анатомии Львовского медуниверситета, кандидат медицинских наук Владимир Вовк. А тех, кто хочет детальнее узнать об особенностях профессии врача-патологоанатома, Владимир Иванович направляет к книге Артура Хейли “Окончательный диагноз”.

– Зачем нужен патологоанатом в больнице?

– Патологическая анатомия является научной дисциплиной, которая изучает морфологические проявления заболеваний. Это есть вскрытие тела умершего, исследования тех или других изменений невооруженным глазом (макроскопически), рассмотрение под микроскопом, при обычных методах исследования. А на сегодня это есть методы гистохимии, имуногистохимии молекулярной биологии, электронной микроскопии, компьютерная морфометрия. Но рядом с этим аспектом есть клиническая патологическая анатомия. То есть у нас в Украине существует патологоанатомическая служба. У нас она называется так, за рубежом – служба патологии. Что делает эта служба? Во-первых, исследует всех умерших в клинике. По нашему действующему законодательству, все, кто умер в клинике от заболеваний, обязательно должны быть исследовании в патологоанатомических отделениях. Обязательно должно быть проведенное рассечение.

– А для чего? Умер, ему уже ничем не поможешь.

– Во время проведения рассечения врач-патологоанатом обнаруживает изменений больше, чем можно было обнаружить в клинике. Таким образом патологоанатом будет иметь об этом случае больше информации. Это важно как для клиники, так и для лечащего врача. Он, в случае подтверждения своих позиций, в следующий раз более смело будет работать в подобных ситуациях. В случае, если ошибся, будет видеть, где именно.

– И его за это накажут.

– Есть понятие о врачебных ошибках и понятиях о врачебном преступлении. Конечно, что врач допускает ошибки. Хотя это звучит не совсем гуманно. Есть нетипичный ход заболевания, временами недоступные все методы исследования, определены те или другие ситуации, когда врач может ошибиться. Но когда вопрос стоит об ошибках, которые допущены сознательно, из-за халатности, тогда врач несет ответственность. Но это прерогатива не патологической анатомии, а судебной медицины и других тем. В случаях, когда врач попадает на рассечение (а, как правило, врач старается пойти на рассечение, чтоб поучиться), он получает для себя новую информацию. Кроме того, важные и интересные случаи рассматривают на клинико-анатомических конференциях. Там выступают лечащий врач, патологоанатом, врач-рецензент. Идет обсуждение. Не с целью наказать врача, а, чтобы понять суть дела. Этот вид работы постоянно совершенствует процесс труда в клинике. То есть, он является методом улучшения диагностики.

– Чем может помочь патологоанатом еще живому человеку?

– Основной раздел работы – исследование материала, взятого у живых пациентов. Опять же, по действующему законодательству, все ткани, которые удаляются у пациентов во время операций, обязательно должны быть исследовании в патологоанатомических отделениях.

– Ткани – это.

– Это могут быть ампутированные конечности, удаленная опухоль, удаленная часть органа, то есть послеоперационный материал, что его врач взял, выполняя операцию. Есть другой, биопсийный, когда врач берет кусочки ткани с диагностической целью, еще к определению тактики лечения. Биопсийный материал можно брать разным чином. Это может быть иголочная пункция, вырезка части ткани в доступных местах, при эндоскопическом исследовании. Этот метод морфологического исследования чрезвычайно бурно развивается во всем мире. Исследования биопсийного и послеоперационного материала является основным методом работы служб патологии всего мира. В данном случае врач-патологоанатом непосредственно принимает участие в диагностике и выборе лечения.

– То, которое попадает врачу под микроскоп, двигается?

– У нас живые объекты не исследуются. Живая ткань не будет настолько информативной. Для того, чтоб врач мог осмотреть материал, его специально обрабатывают. Эту работу выполняют лаборанты-гистологи. Кусочек ткани нужно тонко срезать и покрасить. Тонко – к толщине 5-6 микрометров. Такой срез можно сделать, если кусочек ткани плотный. Чтобы он стал плотным, его заливают в парафин или другие пластичные массы.

Чтобы кусочек ткани пропитался парафином, из него забирают воду, пропуская на протяжении суток через спирты разной концентрации. После всей процедуры кусочек ткани нужно покрасить в розовый и фиолетовый цвета (гематоксилин-еозином). Это есть ходовые методы исследования. Кроме этого, используют методы гистохимии. Когда для расцветки белков, жиров и других структур можно использовать те краски, которые избирательно изменяют цвет тех или других структур. Кроме этого, есть метод имунногистохимии. Его применяют во всех лабораториях патологии ведущих стран мира. Содержание его – используют свойство иммунной системы распознавать конкретные структуры. Но эти методы являются достаточно стоимостными. Например, себестоимость одного имунногистохимического исследование в США – от 100 до 500 долларов. Для организации такой лаборатории нужно оборудования и реагентов на 40-50 тысяч долларов. В пределах Украины таких лабораторий нет.

Есть еще метод исследования материала во время операций – интероперационнная диагностика. Если к нам попадает кусочек ткани из клиники, то до времени ответы может минуть 2-3 дня. Но иногда возникает потребность во время операции решить хирургу как действовать. В таком случае материал из операционной быстренько направляют в отделение патологической анатомии. Его срезают быстро, делая возможной ту процедуру путем замораживания тканей, которые при этом становятся плотными. Срез не всегда бывает таким качественным, как надо. Но через полчаса врач-патологоанатом может уже смотреть и дать ответ.

– Как оно выглядит: дается колба санитарке и она бежит?

– Другого способа быстро это сделать – санитар, студент – не существуют. За рубежом этот материал поставляют авиапочтой.

– А больной между тем лежит разрезанный на столе.

– В то время врач выполняет другие этапы операции. Но в важных случаях можно приостановить операцию, потому что тактика операции может быть важнее, чем полчаса того времени. Это не только у нас, это во всех клиниках мира. Только максимально пытаются сократить это время.

– Было ли так, что патологоанатом изменял диагноз?

– Встречаются сложные случаи, когда в клинике есть одна мысль, а мы находим другую патологию. Это помогает лечащему врачу уточнить, диагностировать заболевание, выбрать нужную тактику лечения. По большей части, лечащий врач доверяет патологоанатому. Потому что также несет ответственность за свои выводы, если неправильно будет диагностирована та или другая патология. Если у лечащих есть узкая специализация, то к врачу-патологу поступает материал из всех клиник. И он должен ориентироваться во всех разделах. Поэтому к нему есть чрезвычайно высокие требования.

Марианна Романенко

патологоанатом

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий!

Публикуются только комментарии по теме, после премодерации.

Имя и сайт используются только при регистрации

Что Вы думаете про современную медицину и состояние нашего здоровья? Нам интересно Ваше мнение.

(обязательно)