Вприпрыжку по жизни на одной ножке

Среда, 22 августа 2012 г.
Рубрика: Болезни и их лечение -> Детское здоровье
Метки: | | |
Просмотров: 1203

Настя Токарь

В два с половиной года ребенок победил злокачественную опухоль. Мы не первый раз пишем о детях-героях, которые преодолевают болезнь, становятся на ноги и продолжают нормальную жизнь.

 А если ты еще не слишком уверенно держишься на ножках, произносишь далеко не все слова, и в кругу твоих интересов - игрушки, киса, мамина улыбка? Такие дети, которым еще очень мало лет, но которые уже прошли через испытание тяжелой болезнью (не простудой и не ангиной!) - двойные герои. Маленькая Настя Токар из села Банилов Вижницкого района Черновицкой области - из их числа.

Истории всех болезней классические, по учебникам, очень похожие между собой: возникновение, первое отчаяние родных, больничные стены. И в то же время - такие разные, ведь в каждого - свой путь преодоления испытаний. Это уже история жизни, потому что диагноз злокачественной опухоли сбивает с ног. Не каждый выдержит известие о том, что твой ребенок - онкобольной.

Что-то укусило?

 – Все началось в сентябре прошлого года, - рассказывает Анна, мама Насти. - Я была на роботе, мне позвонила мама и говорит: «Что-то укусило ребенка за ногу». Когда я приехала домой - в Насти левая ножка уже подпухла. Мы сразу обратились в больницу. Нам назначили мазь и капли - но они не помогли.

На следующий день родные увидели­ что ребенку хуже, поднялась температура. И сразу повезли девочку в Черновцы в областную детскую больницу. Там сделали­первый пункционный прокол шприцем. Оказалось, что в месте припухания - жидкость. Врачи поставили предварительный диагноз «Лимфостаз».

 – Подходят и говорят: «Мамочка, у вас такой тяжелый диагноз», - продолжает Анна. - Ежедневно к Насте приходили врачи, осматривали ее. Ребенку еще неделю прокапали антибиотики и отпустили домой. Приехали потом на проверку, говорю врачу: «Нас тревожит, что ножка твердая и не стухает». Он взял ее на УЗД, но посмотрел на аппарате ребенка без желания, сделал предположение, что там должно быть гной. Настю взяли на этот последний прокол - как оказалось посже, при пункции попали в самое «сердце» опухоли - потому что это новообразование. После этого болезнь стала прогрессировать, рост становил 15 - 20 процентов в сутки. Но это выявили уже позже. А тогда, после прокола, ножка в ножка начала резко отекать. Врачи увидели, что полезли не туда, куда надо. Говорят нам: «Вам надо пройти компьютерную томографию, но это дорого». Когда я узнала, что это всего 620 гривен - вы себе представить не можете, какие у меня были эмоции, как я кричала на врача. Неужели они не могли сразу это сказать?

Заколдованный круг

После компьютерной томографии Настю сразу отправили в Киев в Институт рака с подозрением на эту болезнь.

 – Мы до последнего не верили, говорили: «Как так могло случиться»? И сразу мысль: почему с нами. В Киев мы везли дочку в очень тяжелом - критическом состоянии. В Институте рака нам опять сделали биопсию опухоли. Через пять дней мы позвонили, чтобы узнать о результатах - нам говорят: «Их вам сообщат ваши врачи». И я сразу поняла, что дела плохие. Мы не стали ждать, взяли Настю и поехали в Киев.

Со слов Анны, когда ребенка только привезли, врачи сказали: «Готовьтесь к худшему». Диагноз прозвучал как приговор: ембриональная миорабдиосаркома.

 – Я тогда совсем опустила руки, - не скрывает Аня. - Плакала, мира Божьего не видела. Но мой муж, хотя и носил все в себе, сказал мне: «Не смей думать о худшем». Знаете, бывает, что в таких ситуациях человек оставляет семью или начинает пить. У нас этого не было. Мы стиснули зубы и начал бороться.

Состояние ребенка было таким критическим, что смотреть на нее было трудно. Опухоль очень быстро прогрессировала, росла на глазах, пошли метастазы в лимфоузлы. Ножка еще больше вспухла, отек пошел вниз к пятке и вверх к животику, даже вены выпирали. Стала блокироваться работа почек.

 – Если бы мы в тот момент начали проводить химиотерапию, почки могли бы не выдержать. - Но без химиотерапии тоже нельзя было, потому что опухоль очень быстро росла. Вот такой заколдованный круг. Насти провели операцию, сформировали нефростомы, чтобы мочу выводить из организма. Она только лежала на спинке, даже не могла повернуться. Доченьке тогда был год и десять месяцев. Очень трудно и страшно, когда видишь, что на глазах теряешь ребенка. Мы с мужем не могли ни спать, ни есть, сидели над ней и плакали. Пока я была возле ребенка, муж успел объездить все монастыри - просил у Бога помощи.

Опухоль стала исчезать на глазах!

Только за некоторое время, когда после лечения общее положение ребенка улучшился, врачи разрешили провести первый блок химиотерапии. Анна спешит расказать мне, какие они человечные в Институте рака:

– Хотя и молодые, но очень сильные специалисты, - говорит она. Чувствуется, что стали врачамы благодаря своему уму, а не деньгам. С ними можно было пообщаться не только как из специалистами, а просто подойти, поговорить о разном как с друзьями.

После химиотерапии у ребенка, к счастью, наметилось улучшение. Опухание ножки и низа животика стало уменьшаться - потому что низ живота так опух, что там ничего не было видно, что есть что. Тогда еще у Насти ухудшились анализы - пришлось «поправлять» их. Но после второго блока химиотерапии стало видно, что малышке значительно лучше, опухоль уменьшилась. А после третьего блока, который прошли зимой, - опухоль стала исчезать на глазах. Настя начала садиться, что было очень большой победой.

 – А после четвертого блока ребенок уже ползал! - вспоминает те радостные мгновения мама. - Стала энергичнее, в глазах уже и смех появился - потому что к этому там была лишь печаль. Она только лежа­ла и смотрела.

Происходит то, что я больше всего боюсь в таких разговорах с поникшими от горя мамами - вспоминаю муки ребенка, Анна начинает плакать:

 – В те самые критические дни мы не знали, чем ей помочь. Мы душу отдали бы. Я готова была даже почку продать, потому что своимы средствами мы не смогли бы вылечить ребенка. Поэтому начали обращаться за помощью ко всем, к кому только можно.

Взрослые дозы маленькому ребенку

Бог услышал мольбу родителей. Контрольное обследование после четвертого блока химиотерапии показало: в опухоли на 98 процентов случился полный регресс. Это была огромная победа! И грамотно подобранное лечение уничтожило новообразование. На том месте остался только рубец.

Но испытание не закончилось - Насте сделали еще одну операцию: удалили две мышцы в ножке от паха вплоть до колена. Хоть опухоль и была убита, врачи решили перестраховатся, чтобы в мягких тканях не остались ее клеток, которые могли спровоцировать рециыдив болезни. Возникла потребность в - приспособлении, которое помогло бы девочке нормально ходить.

Насте пришлось пройти и через очень резкое ухудшение анализов - потому что вместе с химиотерапией ей проводили и лучевую терапию. Доза была такой, которую обычно применяют при лечении опухолей у взрослых, - 40 Грей. Маленький организм не успевал отдыхать от лечения, но боролся изо всех сил. Аппетит исчез, ребенок не мог ничего кушать, ее поддерживали только специальными смесями. Похудела ужасно. Ручки-ножки были тоненькими, как травинкы. Сколько же сил дал Бог маленькой девочке, чтобы она перенесла ТАКИЕ испытания?!

Родители решили сделать небольшой перерыв и повезти Настю домой, чтобы отдохнула от больничных стен. И стены домашние тоже сделали свой взнос в выздоровление! Девочка будто ожила - тем более, дома ее ждали еще двое братиков - Игорь и Валерик.

 – Она тогда превратилась на живчика - и игралась, и кушать начала. Почувствовала, что дома! А когда возвращались назад, лепетала: «Ма-ма, капа-ця-киев»? («Мамо, капать в Киев»? - Авт.).

Моему удивлению не было пределов. Такой маленький детеныш - и уже все понимало, что происходит в его жизни!

 – Вы пообщались бы с ней, то никогда не подумали что ей только два с небольним года, - с гордостью говорит Аня. - Она знает, что подключенный катетер (через него девочке вводили лекарства. - Авт.) надо промыть утром. Даже научилась говорить: «Мама, промыть». Доченька знает, что ей капают «химию», «улучшают» анализы - она все понимает. И разговариваю на сложных предложениях, которыми говорят дети только в пяти-шестилетнем возрасте. А когда делают какие-то манипуляции - говорит врачам и медсестрам: «Спасибо! Спасибо! Пока»! Радуется общению с врачами - и не понимает, что с ней происходит.

Со слов Нины, ребенок был очень оживленным до болезни. Мама рассказывает такой случай:

 – Погнали дома корову, мама моя оглянулась, а Настя с голым задиком смело переходит дорогу. Водители дальнобойщики появлялись и все ее пропускают. Ей ничего не страшно. У нее такой характер, что если чего-то хочет - то может сделать за это «вырванные годы». Она добрая и искренняя. Она помнит всех своих врачей. А приезжать в Институт рака мы еще вынуждены, чтобы лечениям закрепить эффект.

Они все - герои

Настя победила ВСЕ. Из трудного состояния сумела выцарапаться - и теперь, со слов мамы Анны, это полноценный живой ребенок.

 – Чтобы еще начала нормально ходить, то вообще никто бы не догадался, что мы такое пережили - говорит моя собеседница.

Не устаю постоянно говорить: если заболел ребенок и мужественно борется за жизнь – героев не один, а двое. Слушаю Анну и представляю, какие испытания она прошла в свои двадцать девять лет. А еще учитывая сегодняшнюю дороговизну лечения и то, что никто никому ничего зря не дает - то и подавно. Токари - простая семья из Буковины. До болезни дочки Анна и ее муж на заказ производили ремонты в жилищах. Теперь все внимание, время и усилие отдают малой Насте. Но не жалуются, не ноют, что трудно с деньгами. Хотя только во время одного из этапов лечения ребенка семья потратила около десяти тысяч гривен. Ребенок нуждается в ортезе, а также полугодового поддерживающего курса лечения - впереди еще кусок дороги к полному выздоровлению. Но то, что маленькая выцарапается - я не грущу ни одну минуту.

Зловещая химера

Рабдиомиосаркома - злокачественная опухоль, которая развивается из скелетных (так называемых поперечно-полосатых) мышцах. Под микроскопом ее клетки очень специфического вида: причудливой длинной формы. Может возникать у детей и молодых людей.

Очень важно

Каждая гривна пойдет на доброе дело 

Чтобы помочь Насте, вы можете перечислить средства на лечение. Вот реквизиты: Приватбанк: р/с 29244825509100  МФО 305299  ЕГРПОУ 14360570 Назначения платежа: пополнение карточки № 6762 4620 5217 3777 Получатель: Лащак Людмила Николаевна (тетя ребенка).

Поделитесь в соцсетях:

Оставьте комментарий!

Публикуются только комментарии по теме, после премодерации.

Имя и сайт используются только при регистрации

Что Вы думаете про современную медицину и состояние нашего здоровья? Нам интересно Ваше мнение.

(обязательно)